Безопасность Системы «Альфа»

«КВАНТ» БЕЗОПАСНОСТИ

«Мы ходили к террористам и выменивали детей» 

Текст:Анна Ширяева 

Ветеран Группы «А» полковник Валерий Бочков — офицер с впечатляющей биографией, «универсальный солдат», для которого, кажется, не существует невыполнимых задач. Свои навыки, отточенные за годы службы в органах госбезопасности, он, выйдя в отставку, с успехом перенес на «гражданское» поприще.
Система негосударственной безопасности в любом случае сопряжена с ответственностью за жизни и здоровье людей. Существует опасная иллюзия, что в этой среде могут быть задействованы все кому не лень. Это не так!

Валерий Бочков создавал свою первую охранную фирму «Альфа-Квант», имея глубокое понимание, основанное, конечно же, на личном опыте, что негосударственная безопасность должна находиться в руках профессионалов, а не дилетантов.

В этой связи ветеран Группы «А» вспоминает о трагической драме, разыгравшейся 8 марта 1988 года на аэродроме Вещово. Члены знаменитого тогда в Советском Союзе семейного джазового ансамбля «Семь Симеонов», побывав на гастролях в Японии, приняли решение бежать за границу. Для этого многодетная семья разработала не столько дерзкий, сколько наивный план — захватить самолет и потребовать взять курс на Лондон.

Пронести оружие на борт не составило труда в футлярах для музыкальных инструментов. Знаменитостей практически не досматривали на таможне. На борт Ту-154, следовавшего из Иркутска в Ленинград, террористы пронесли два оружейных обреза, сто патронов, а также самодельные взрывные устройства.

Однако захватчики не учли, что самолет не был подготовлен к международным перелетам, а количество топлива в его баках едва позволяло дотянуть до границы с Финляндией. Членам экипажа удалось убедить террористов разрешить посадку для дозаправки на территории Суоми. Однако в соответствии с инструкциями с земли пилоты посадили самолет на аэродроме Вещово, что неподалеку от финской границы.
Из иллюминаторов террористы увидели надписи на русском языке и вооруженных солдат в советской форме. Требуя немедленного взлета самолета, один из террористов расстрелял стюардессу Тамару Жаркую.
Группа «А» немедленно вылетела из Москвы, однако сотрудники спецподразделения могли только наблюдать, как пламя охватывает корпус самолета…
-Мы не успели всего на несколько минут, — рассказывает Валерий Бочков. -Местное милицейское подразделение не стало дожидаться нашего прибытия. Не имея опыта освобождения заложников, они предприняли штурм… крайне неудачный. Начался пожар и суматоха. Пассажиры стали выпрыгивать из самолета, снаружи их ожидал «теплый» прием милицейскими дубинками. В итоге были застрелены практически все члены семьи музыкантов, а также несколько пассажиров, ранения и травмы получили девятнадцать человек.

Потом нам с Геннадием Николаевичем Зайцевым, нашим командиром по Группе «А» КГБ СССР, пришлось составлять очень сложный документ, в котором мы должны были дать оценку предпринятых действий по штурму самолета, как говорится, дальнейшие комментарии здесь излишни.

СЕРЬЁЗНЫЙ РАЗГОВОР

Группа предприятий безопасности, о которой пойдет речь, включает в себя три охранные фирмы: «Агентство Безопасности «Альфа-Квант»», «Альфа-СОБР» и «Альфа-2007». Они были созданы и работают под началом Валерия Бочкова и его друзей, подполковника милиции Владимира Кузнецова и капитана милиции Николая Кулакова.

— Все началось в 1998 году, когда в возрасте сорока трех лет я уволился со службы и был приглашен на работу в ЧОП под названием «Квант-В», — рассказывает Валерий Александрович. — В должности президента я проработал в этой фирме три года, а затем вместе с моим другом Володей Кузнецовым мы решили оправиться в «самостоятельное плавание». 28 ноября 2000 года создали свое охранное предприятие и назвали его «Агентство безопасности «Альфа-Квант»». Оно динамично развивалось, образовывались дочерние предприятия, и на сегодняшний день под нашим руководством находятся три охранные фирмы.

Не желая ограничиваться предоставлением лишь охранных услуг, мы расширили их спектр и оказываем их в комплексе. Деятельность наших предприятий можно обозначить в виде пяти направлений: объектовая и личная охрана, сопровождение материальных ценностей, юридическое сопровождение бизнеса, техническое оснащение предприятий системами аудио- и видеонаблюдения.

Было у нас и управление по взысканию долгов, но пришлось его закрыть, поскольку слово «коллектор» стало вызывать устойчиво негативные ассоциации, коллекторов, по сути, приравняли к бандитам. Однако государственная лицензия позволяет нам оказывать услуги по возвращению долгов, и обращаются к нам за такой помощью очень часто.
Действительно в последнее время сложилось предвзятое мнение, будто бы коллектор «выбивает» долги грубой силой — пришел, дал по голове должнику и получил деньги, — продолжает рассказ Валерий Александрович.

— Нет, в жизни так не бывает. На деле это очень серьезное направление, требующее особой подготовки, умения разговаривать с людьми и убеждать. Существует немало приемов и методов воздействия, не связанных с применением насилия. Конкретно мы практикуем два направления — юридическое воздействие посредством обращения в суды, а также морально-психологическое, другими словами, с помощью серьезного разговора. Это целая наука!

Однако, касаемо жесткости действий сотрудников, могу возразить любому: набрать денег, заведомо понимая, что ты не сможешь отдать их, а потом просто промотать — это некрасиво, так почему же такие люди должны спать спокойно?

Незаменимыми на поприще охранного бизнеса, конечно же, являются оперативные навыки, полученные в ходе многочисленных спецопераций, ведь подчас дело приходится иметь с откровенными «темными силами». Согласитесь, что человеку, знающему, как уговорить террориста отдать заложника или сдаться, не составит труда договориться с любым недобросовестным коммерсантом. Очень многие из них берут себе в качестве «крыши» выходцев из кавказских республик и думают при этом, что они непробиваемы и недосягаемы, но мы их достаем!

В течение ряда лет, занимая должность руководителя «чеченской» службы ФСБ, я обзавелся многими «позициями» на Кавказе. И когда мне начинают «угрожать» тем, что придется иметь дело с теми же чеченцами, мой ответ всегда одинаков: «Пожалуйста, готов встретиться и переговорить с кем угодно». Конечно же, все вопросы решить невозможно, но в большинстве случаев заставить оппонентов принять наши условия — в наших силах.

— Мы всегда выступаем в защиту порядочных людей, пострадавших от недобросовестных действий, — говорит Владимир Кузнецов. — К нам, как правило, обращаются после того, как безрезультатно обошли все инстанции. Мы за правое дело, а когда правда на твоей стороне, любое дело решается легче.

Валерий Бочков (второй справа) являлся советником в Министерстве госбезопасности ДРА и занимался созданием афганского спецподразделения
Валерий Бочков (второй справа) являлся советником в Министерстве госбезопасности ДРА и занимался созданием афганского спецподразделения

Одной из ярких страниц в истории «Альфа-Квант» и «Альфа-СОБР» стало сотрудничество с правоохранительными органами по резонансному «Делу Монастырского».

Режиссер и культурный деятель Леонид Монастырский был одним из постановщиков Олимпиады-80, торжеств в честь 1000-летия Крещения Руси и многих других культурных мероприятий. Он не сумел примириться с притязаниями бывшей жены, дочери и зятя на его пятикомнатную квартиру в центре Москвы и стал искать исполнителя для убийства родственников, «превративших его жизнь в ад».

В качестве «исполнителя» выступил сотрудник ЧОПа «Альфа-2007», переговоры и передачу денег записали на видео. Монастырский был осужден и провел в колонии строгого режима шесть лет. Благодаря профессиональным и оперативным действиям наших сотрудников, а также грамотному руководству, было пресечено убийство трех человек. По результатам оперативных действий нам было вручено благодарственное письмо от Главного управления МВД по ЦФО.

ДОГОВАРИВАТЬСЯ ЛИЧНО

Для любого охранного предприятия самая «больная» тема на сегодняшний день — это система тендеров. К сожалению, она превратилась в откровенную профанацию. Тендеры выставляются на смехотворные суммы, и выигрывают их компании, чьи офисы находятся в автобусах, либо не имеющие их вовсе. Они не платят официальных зарплат, не говоря уже о налогах. В результате такого демпинга на порядок сокращается участие на рынках нормальных компаний.

Во-вторых, существует целая система отсева предприятий, с тем, чтобы они не участвовали в тендерах — заранее прописываются невыполнимые условия, к примеру, требуется внести сумму денег, предоставить какие-то лицензии, либо необходимо состоять в каких-либо списках. Таким образом сразу отсеивается часть предприятий, которые спокойно могли бы взять объект. Цивилизованная фирма не может позволить себе работать за копейки — необходимо оплачивать зарплаты, налоги, аренду, содержание персонала, транспорта и т. д.

В последнее время все наши попытки получить тендер заканчивались ничем. Несколько раз мы даже пытались обращаться в ФАС с жалобой на грубейшие нарушения, но там… посмотрели на это, как говорится, сквозь пальцы.

Таким образом, получить новый объект сейчас стало очень и очень непросто, поэтому мы работаем, в основном, с нашими постоянными клиентами, которых мы приобретали и «нарабатывали» с самого начала. Да и новые объекты приходят, как правило, со стороны людей, которым мы уже чем-то помогли — оказали юридическую помощь, «разрулили» сложную ситуацию, вернули деньги, предприятие и т. д. В основном именно рекомендации постоянных клиентов помогают нам получать новые объекты. За годы работы мы убедились в том, что даже рекламные акции — это пустая трата времени и денег. Всегда был и остается самый лучший способ — договариваться лично.

Но поле деятельности частных охранных предприятий сокращается не только из-за коррумпированной системы тендеров. Большое количество объектов «ушло» после создания ведомственной охраны ФГУП, она увела с рынка охранных услуг такие крупные корпорации, как РЖД, Минтранс, «Росатом» и т. д. Был составлен список предприятий, на которые ЧОПы претендовать не имеют права. При этом затраты на содержание ведомственной охраны в три раза превышают стоимость услуг частных охранных предприятий.

Однако подсчетами расходов никто не занимается — деньги-то государственные! И все же, предприятия с долей частного капитала, где деньги все-таки считать умеют, стали в последнее время отказываться от услуг охраны ФГУП, возвращаясь к услугам частных фирм.

ОТ УЧЕБКИ ДО АФГАНА

— У меня все просто, — скромно говорит Валерий Александрович, участник многочисленных спецопераций и кавалер государственных наград.

— Родился я в деревне Минькино Афанасьевского района Кировской области. В восемнадцать лет как сознательный гражданин пошел на срочную службу в армию. Началась она в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ) на Северном Кавказе, в сержантской учебке РВСН. Был я первым номером расчета предстартовой подготовки ракеты, стыковал головную часть ракеты к ракете. Потом служил полтора года в винницкой ракетной армии на Западной Украине и, после службы, приехал в Москву и поступил в Высшую школу КГБ.

Окончив учебу в 1979 году, отработал год в Особом отделе 3-го Главного управления КГБ СССР, занимавшемся контрразведкой. Мне достался очень «скучный» объект — казармы, где жили военные строители. Я сразу же понял, что шпиона там не поймаю, а тратить свои лучшие годы на такую крайне неинтересную работу я не собирался. Поэтому очень обрадовался, когда во время проведения Московской Олимпиады-80 получил приглашение в Группу «А».

Собеседование с кандидатами проводили лично Геннадий Николаевич Зайцев и начальник Седьмого управления КГБ Евгений Михайлович Расщепов.

30 августа 1980 года после прохождения медкомиссии и всех необходимых тестов я был зачислен в 5-е отделение. Первым моим командиром был легендарный человек, Сергей Александрович Голов, затем — не менее знаменитый Олег Александрович Балашов.

Мое 5-е отделение, где я прослужил шесть лет, не в обиду будет сказано всем остальным отделениям, я и сейчас считаю самым дружным и инициативным, со всеми ребятами мы дружим до сих пор, регулярно общаемся, помогаем друг другу.

Первая боевая командировка в Афганистан прошла в составе двух десантно-штурмовых маневренных групп, Керкинской и Пянджской. Были в пустыне Андхой. Зачищали кишлаки от душманов, не раз были на волосок от гибели. Старшими в группе были Олег Балашов и Сергей Кувылин.

По результатам этой боевой стажировки в 1984 году я был награжден медалью «За боевые заслуги», — уточняет Валерий Александрович.
К слову, по решению Председателя КГБ СССР Виктора Чебрикова, весь личный состав «Альфы» пропустили через Афган. Это называлось «боевыми стажировками». Они проходили с 1983-го по 1987 год.

«ВЗБЕСИВШИЙСЯ АВТОБУС»

Одной из самых незабываемых страниц в «альфовской» биографии Валерия Бочкова стало участие в спецоперации «Гром» по освобождению 1 декабря 1988 года 4-го «Г» класса и учительницы, захваченных в Орджоникидзе (Владикавказ) вооруженной бандой Якшиянца.
Автобус с бандитами и заложниками проследовал в аэропорт Минеральных Вод. Тогда, впервые в мировой практике, было нарушено одно из главных правил в общении с террористами: ни при каких обстоятельствах не давать им в руки оружие. Однако на этот раз на чаше весов были жизни детей, и руководством страны было принято нелегкое решение — удовлетворить требования террористов.

— Вместе с Евгением Шереметьевым (сотрудник УКГБ по Ставропольскому краю) мы по очереди относили пистолеты и автоматы в автобус и отдавали в руки террористам, — вспоминает Валерий Бочков. — В одну из моих «ходок» кто-то из террористов подступился ко мне, мол, «нерабочий пистолет принесли». Тогда я взял пистолет в руки, оказалось, что у него не до конца была вставлена обойма. Я вставил обойму, дослал патрон, выстрелил, снова разрядил и в разряженном виде вернул бандиту.

Переговорщик использует любую возможность, чтобы заполучить у террористов заложников. Так и я, доставив очередную партию оружия в автобус, забрал с собой шестерых девочек, сидевших рядом с выходом. После мне удалось обменять еще четверых детей на еду.
По итогам спецоперации «Гром» Валерий Бочков был награжден орденом Красного Знамени.

Остается добавить, что самолет с террористами, вылетевший в Израиль, был возвращен в СССР, а преступники, доставленные сотрудниками «Альфы», получили большие сроки тюремного заключения.

СОЗДАТЬ АФГАНСКУЮ «АЛЬФУ»

Уже после вывода советских войск из Афганистана Бочкова снова направили туда в 1989 году, но уже в долгосрочную 10-месячную командировку. Чтобы попасть на это задание, пришлось «выиграть конкурс» у двух своих коллег — Михаила Карташова и будущего Героя России Анатолия Савельева.

На протяжении командировки Бочков являлся советником в Министерстве государственной безопасности и занимался созданием спецподразделения, аналога «Альфы».

— Когда я прилетел туда в ноябре, то не имел четкого представления о том, чем мне придется заниматься. Задачу мне поставил непосредственно министр госбезопасности Якуби. Мне вручили человек семьдесят молодых афганских ребят, из которых предстояло в короткие сроки «слепить» элиту афганской армии. За дело взялся с большим интересом, всего месяц ушел у меня на всевозможные согласования, сбор подписей и подготовку «Положения о спецподразделении». Повсюду сидели наши советники и давали мне во всем «зеленый свет». Я составил программу подготовки, насобирал необходимое оружие и экипировку, начал проводить занятия по физической, тактической и оперативно-боевой подготовке, борьбе и стрельбе.

Едва начав попадать по мишеням из пистолета, парни явно ощутили себя настоящими профи и стали просить меня: «Не ругайте нас больше, пожалуйста, в Афганистане никто так больше не стреляет!»
Очень скоро судьба предоставила случай опробовать мое «детище» в реальных боевых условиях, ведь я оказался свидетелем попытки государственного переворота, предпринятого в 1990 году министром обороны Шахнавазом Танаем. Мои ребята показали хорошую дееспособность, не понесли никаких потерь и даже сбили самолет мятежников. Благодаря действиям нового афганского спецназа, который также осуществлял охрану МГБ и всего руководства страны, удалось спасти немало жизней.

Приходилось проводить и охранно-оборонительные мероприятия и для советского посольства. Как-то раз во время боевых действий танковый снаряд попал по крыше посольского здания, я как раз занимал позицию на крыше соседнего здания. Хорошо, что снаряд был кумулятивный, здание походило ходуном, а меня только обсыпало камушками. Зато семьи сотрудников посольства, не успев закрыть подвальную дверь и наглотавшись пыли от взрыва, всерьез решили, что наверху все рухнуло. Я пришел и успокоил их…

Кстати, в ходе боевых действий был повторно сильно поврежден многострадальный дворец Амина (Тадж-Бек). Я потом специально приехал туда, чтобы проникнуться этим местом, где воевали наши ребята и где мы понесли наши первые потери в лице Дмитрия Волкова и Геннадия Зудина.
За свой вклад в подавление мятежа я был награжден президентом Мохаммадом Наджибуллой орденом «За храбрость». После этого у Валерия Бочкова была еще одна, четырехмесячная, командировка в Афганистан по приглашению принимающей стороны.

— Август 1991-го года, прилетаю в Кабул на третий день «московского путча» (ГКЧП). Все документы к поездке были готовы, в ПГУ препятствовать не стали, так как никаких указаний к этому еще не получали. По прилете афганцы очень удивились мне, сказали, что в связи с событиями в Москве никто больше к ним не летит. В то время как Советский Союз летел в пропасть, я в течение четырех месяцев жил в Кабуле и выполнял свои служебные задачи в обычном режиме.

20 декабря 1991 года Валерий Бочков вернулся из кабульской командировки. И через несколько месяцев перешел на службу во вновь созданное Управление по борьбе с терроризмом в системе тогда еще Министерства госбезопасности.

ЧЕЧЕНСКИЙ МАРШРУТ
В конце декабря 1994 года были введены войска на территорию Чечни, соответственно, все чеченские дела оказались в поле деятельности Федеральной службы контрразведки (ФСК), заменившей расформированное после «горячей осени» 1993-го Министерство безопасности РФ.

— В это время я состоял в оперативно-боевой группе, а потом, когда была создана Восьмая служба ФСК (ФСБ), стал руководителем направления по Чечне. Это было ужасное время, когда российская армия представляла собой жалкое зрелище, а решения на государственном уровне принимались в пьяном угаре. Когда я приехал в Грозный, город напоминал Сталинград, по улицам ходили люди-тени и выискивали непонятно что. На голом месте особо не повоюешь — взаимодействие оперативных органов отсутствовало как таковое, никакой упреждающей информации, и наша деятельность, к сожалению, сводилась к «битью по хвостам» и перетаскиванию трупов наших убитых ребят.

Жить и работать приходилось в тяжких условиях, в ледяном общежитии, где вместо окон были мешки с песком и такая же температура, как и на улице — минус 15 градусов. Регулярно видел кровь, то, что оставалось от людей после взрывов, приходилось соскабливать лопатами со стен примерзшие останки людей. Не приведи Господь увидеть такое хоть раз в жизни!

Я катался туда-сюда на БТРе по всем своим делам, целый полковник, а подчиненных в своем распоряжении не имел! Вот и приходилось все делать самому. Часто приходилось приезжать на своем «такси» из Моздока в Знаменку, в семью Автурхановых. Общался, договаривался с ними по разным вопросам. Их тейп имел тогда большой вес и являлся фактической властью в Надтеречном районе.

Еще до ввода войск самые первые действия нашего подразделения Управления по борьбе с терроризмом были связаны с тем, что мы должны были охранять Умара Автурханова и вместе ходить в походы против президента Ичкерии Джохара Дудаева. В общем, где только не побывали в этой жизни!

«СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА»

За свою работу в Чечне Валерий Бочков был награжден впоследствии орденом Мужества. В связи с семейными обстоятельствами он должен был уволиться со службы в возрасте сорока трех лет и начать новую жизнь. Появился друг и товарищ Владимир Кузнецов.

— Я родился в деревне Чернышево Шуйского района Ивановской области в многодетной рабочей семье, — рассказывает Владимир Викторович. — После восьмого класса поступил в профтехучилище №2 города Иваново, работал токарем на заводе «Ивтекмаш» и одновременно учился в вечерней Школе рабочей молодежи.

Служба в органах внутренних дел началась для него с призыва в армию в 1972 году в войсковую часть 5109 ВВ МВД СССР. С 1974-го по 1977 год он являлся курсантом ИПТУ МВД СССР, по окончании учебы направлен для дальнейшего прохождения службы в Москву. Служба проходила в системе МВД СССР и РФ на должностях командного и начальствующего состава. В 1986 году окончил Академию МВД СССР.

В составе оперативно-следственной группы МВД РФ неоднократно выезжал в зону осетино-ингушского конфликта для защиты конституционного строя. Участвовал в оперативно-технических мероприятиях, проведении и реализации специальных операций.
С 2002 года Владимир Викторович состоит и работает в Совете ветеранов Лиги Службы по борьбе с организованной преступностью, а также в совете ветеранов ВИПК МВД России.

При исполнении служебного долга, защищая интересы России и ее граждан, Служба по борьбе с организованной преступностью понесла большие потери – более тысячи раненых, 322 погибших. 35 сотрудникам присвоено высокое звание Героя России, из них 29 – посмертно.
Важнейшие направления общественной работы в Совете ветеранов – проведение мероприятий по увековечиванию памяти героически погибших сотрудников, материальная поддержка их семей, патриотическое воспитание молодежи.

За время службы в органах Внутренних дел и дальнейшей трудовой деятельности в сфере безопасности Владимир Кузнецов награжден государственными, ведомственными и  общественными наградами, в том числе медалями «За отвагу», «За противодействие коррупции», «За отличную службу в МВД», «За заслуги в борьбе с организованной преступностью», «За ратную доблесть», «Участник боевых действий на Северном Кавказе».

Также Владимир Викторович награжден орденами Александра Невского и «За благородство помыслов и дел», офицерским кортиком, имеет благодарность от Президента России. Службу Владимир Викторович закончил в сорок три года и начал работать в структурах безопасности

— Путь этот мы начинали с Валерием Александровичем вместе и так и пошли по жизни рука об руку. Как говорится, «служили два товарища», так и служим дальше! Уже после знакомства мы выяснили, что наш первый «контакт» состоялся еще в августе 1991 года, когда я был в числе добровольцев, защищавших Белый дом. Валерий Александрович был тогда по другую сторону, в «Альфе». Остается только благодарить Бога за то, что они не решились тогда на штурм, иначе все мы так и остались бы лежать там!

События 1993 года будущие друзья снова проходили вместе, Валерий Александрович — по линии ФСБ, Владимир Викторович, соответственно, от МВД.

Сейчас сложно дать однозначную оценку тем событиям, кто был прав в той ситуации, по сути, это были политические разборки на высшем уровне. Но, главное, что, как и в 1991 году, благодаря «Альфе» удалось избежать кровавого месива и гражданской войны…

— Я благодарен судьбе за то, что на протяжении более чем пятнадцати лет имею надежного друга, партнера по работе, ветерана легендарной «Альфы» Валерия Бочкова. За годы совместной работы мы многого добились, нам есть, чем гордиться.

…Валерий Бочков и его коллеги — люди, на глазах которых свершался один из драматических изломов российской истории. И сами они тоже создавали историю нашей страны. Благодаря своему мужеству и стойкости они сумели выжить в годы лихолетья. Бесценный опыт, накопленный в те годы, они сумели перенести в мирную жизнь и стали создателями одного из факторов стабильности общества.

Такие предприятия, как «Альфа-Квант», «Альфа-СОБР» и «Альфа-2007» составляют пояс коммерческой безопасности Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Их надежная поддержка позволяет ветеранам нести прежнюю службу в гражданском формате, оказывать помощь семьям погибших и умерших сотрудников, заниматься патриотическим воспитанием молодых и другой созидательной деятельностью

Возврат к списку