Что нам делать с Северным Кавказом?

ПРЕСС-СЛУЖБА

Что нам делать с Северным Кавказом?  13 сентября 2010

Комментарий вице-президента Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Алексея Филатова:

– Ужасающая трагедия во Владикавказе, приведшая к большим жертвам, в очередной раз показала истинное лицо нелюдей, готовых ради своих идей приносить кровавые жертвы своему Молоху. Идет самая настоящая война.

За прошедшее лето в регионе была проведена целая серия успешных спецопераций, на которые «Имарат Кавказ» ответил осенью волной насилия. Два кровавых теракта смертников – в Буйнакске, когда атаке подвергся лагерь 136-й мотострелковой бригады, и во Владикавказе, где на воздух взлетел автомобиль со смертником, а также обнаруженная бомба у основного гидроагрегата Ирганайской ГЭС в Дагестане – все это в очередной раз поставило незатейливый вопрос: что нам делать с Северным Кавказом? Особенно он актуален по мере того, как неуклонно приближается время проведения Олимпиады в Сочи.

По этому поводу существуют две диаметральные точки зрения. Первая – этот взрывоопасный регион, как раковую опухоль, нужно отделить от России. Именно отсюда на нашу землю приходят террористы, взрывающие самолеты, поезда, дома… Они сеют ненависть и смерть. Стало быть, нужно поставить надежный заслон перед этой заразой. И вторая позиция – отделение Северного Кавказа не приведет к ожидаемому эффекту.

Так что же нам делать?..

Начну с того, что опыт отделения, правда, локального, уже был. Как известно, после Хасавюртовских договоренностей Чечня, ставшая Ичкерией, получила фактическую независимость. У Масхадова были все козыри, чтобы воспользоваться этим уникальным историческим шансом, который ему и нохчам (древнее самоназвание чеченцев) предоставила судьба. Вместе этого на территории мятежной республики возникла оффшорная зона международного терроризма. Разбой, насилие, похищения людей, работорговля – визитная карточка ЧРИ.

Дальнейшее известно: вторжение банд Ш. Басаева и Хаттаба в мирный (тогда) Дагестан, а затем начало второй «чеченской» военной кампании. Собственно, главари «Имарата Кавказа» и те, кто стоит за этим геополитическим подрывным проектом, преследуют именно такую стратегическую цель. Создать хаос, а затем захватить власть и предельно жестокой рукой установить в регионе свой «шариатский» порядок.

Однако и Россия, в случае ухода с Северного Кавказа, получит по полной программе, потому как на очереди встанет Поволжье и далее со всеми остановками. А кончится все тем, что мы окажемся в границах Московского царства-государства. Что ж, наши «друзья» за рубежом спят и видят сжатие российской «шагреневой кожи», однако мы-то не самоубийцы!

И объяснить, для чего было положено столько жертв? Ради чего, ради кого?..

Я глубоко убежден, что вся эта ситуация нам дана свыше, чтобы мы, в России, начали меняться. Северный Кавказ – это словно выпуклое зеркало, в котором отражаются проблемы страны в целом: отсутствие национальной идеи, безответственность чиновников, произвол милиции, деградация и всеобщее падение нравов.

Недавно общественность отметила 20-летие выхода на экраны страны фильма Станислава Говорухина «Так жить нельзя». Так вот мы сейчас пришли именно к такому положению дел, когда требуются быстрые, волевые и качественные изменения.

Что касается Кавказа, то мы, наконец-то, должны отказаться от порочного наследия, когда при Сталине была осуществлена «нарезка» территориально-коммунальных квартир, аукнувшаяся нам многочисленными конфликтами.

Приведу только один пример. В советское время Черкесский (Адыгский) народ, имеющий единое самоназвание и говорящий на одном языке, был искусственно разделен на четыре народа – «кабардинцев», «адыгейцев», «шапсугов» и собственно черкесов. Название осталось только в Карачаево-Черкесии.

Черкесы так и не получили единую автономию, оказавшись на своей родине в шести субъектах Федерации: Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Краснодарский край, Северная Осетия, Ставропольский край. В трех из них они, черкесы, являются «титульными» народами.

И это, как я уже отметил, только один пример. Подобную практику никак нельзя признать разумной. Жители Кавказа должны чувствовать себя не обитателями неких обособленных территорий двойного подчинения, а гражданами единой и неделимой демократической страны, с равными правами и равными же обязанностями.

Клановая бюрократия заинтересована в сохранении существующего окостеневшего положения дел, однако, как мы видим, она уже не в состоянии обеспечивать мир и справедливый порядок на своих территориях. Ситуация выходит из-под контроля. Ярчайший пример тому – многонациональный Дагестан. Что касается религиозного аспекта, то подавляющее число жителей Северного Кавказа не хочет жить по «шариату». Заведомо ставлю это слово в кавычки, равно как и «джихад», поскольку для магометан, в отличие от сектантов – «чистых», «истинных», эти понятия наполнены глубоким и позитивным смыслом. Да, старая система себя изжила. Более того, она представляет уже угрозу для всей нашей России. Стало быть, нужно кардинально менять подходы, убирая излишних посредников между государством и гражданским обществом и личностью. Аварец или лезгин, адыг или кумык – все представители этих и других народов, больших и малых, должны составлять единый российский народ.

При этом никто, естественно, не собирается отменять национальности. Наоборот, подобно цветам и оттенкам они составляют радугу единой российской государственности. Когда мы придем к подобной оптимальной и сбалансированной модели, тогда нам не будет страшен ни региональный сепаратизм, ни эрзац-религиозный экстремизм осколочно-фугасного действия.

Так и хочется сказать сторонникам отделения Кавказа от России «Великой китайской стеной» словами князя Милославского из кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Да ты что, сукин сын, самозванец, казенные земли разбазариваешь? Так никаких волостей не напасешься!».

Созданию новой российской идентичности может способствовать изменение федеративного устройства. По статусу при федеративном устройстве существует 3-уровневая система управления. Но 83 субъекта федерации сложны для управления. Поэтому и были созданы восеь Федеральных округов как некоторый 4-й уровень управления с пока не очень ясными функциями и полномочиями руководства. (В принципе в истории все уже было придумано: у сотника для лучшего управления всегда были десятники).

Так вот. Пора отказаться от практики деления территорий по национально-территориальному признаку, начиная от провозглашения Бухарской и Хорезмской народных советских республик в 1920-е годы, и заканчивая выборами парламента чуть ли не в масштабах подъезда жилого дома в конце 1990-х, следует признать. На сегодняшний день настала необходимость в переходе к новому федеративному устройству – на уровне Федеральных округов.

На территориях в сотни тысяч квадратных километров Федерального округа сотрутся подчеркиваемые нынешним административным делением национальные различия, упростится (и станет гораздо дешевле) система управления, а главное возникнут объективные условия для создания новой российской идентичности. Правда, при этом не снимается задача создания рабочих мест, когда жители и Москвы и Дагестана будут уверены в том, что для того, чтобы попасть на работу не нужно собирать большую взятку. Тогда они не будут думать в ненависти о том, какой национальности человек занял рабочее место, которое им не досталось.

 

Вернуться к списку