Донской казак "Альфы". Сегодня день рождения Почетного президента Международной Ассоциации «Альфа» Сергея Гончарова

Этого человека знают многие. Большинство — по телевизионным программам, посвященным вопросам национальной безопасности, многие читали его многочисленные интервью. Для обыкновенного жителя Сергей Гончаров — один из наиболее часто приглашаемых экспертов по проблемам борьбы с терроризмом и его проявлениями.

СТАРШИЙ РАЗВЕДЧИК
Сергей Алексеевич родился 6 августа 1948 года на станции Тарасовка Ростовской области. Отец — Гончаров Алексей Иванович, 1918 года рождения. Мама — Гончарова Мария Григорьевна, урожденная Калинина.
— Все мои предки по отцовской линии — донские казаки, они все состояли на военной службе. Дед воевал с персами. В семье у него было девять детей. Один из сыновей погиб во время Великой Отечественной войны. Младший сын был военным моряком.
Отец Сергея Алексеевича прошел Великую Отечественную войну, сражался на многих фронтах. После подписания капитуляции в Берлине был со своей частью отправлен на Дальний Восток, в Маньчжурию, где завершалась война с милитаристской Японией. Закончил службу в звании капитана. Здесь он женился на Марии Григорьевне, которая также проходила военную службу. После демобилизации привез жену на родину родителей в Тарасовку. Там, в родной хате отца, и появился на свет их сын Сергей.
Вскоре родители уехали в Москву, оставив маленького Сережу на попечение тетки. Отец устроился на работу на знаменитый завод имени Лихачёва мастером, потом заведовал складом в одном из цехов автомобильного гиганта.
Когда Сергею исполнилось три года, родители в 1951-м забрали его из деревни и привезли в Москву…
— До 1961 года семья наша обитала в девятиметровой комнате в коммуналке. Зимой на кухне топилась огромная печь. Вокруг нее мы, дети, собирались вечерами и пекли в поддувале картошку. К отцу в гости нередко приезжали сослуживцы. Я хорошо помню веселые дружеские застолья с пением казацких и военных песен, особую атмосферу общения между офицерами-фронтовиками. А в 1961 году мы получили долгожданную отдельную квартиру, что было, естественно, настоящим праздником.
В 1963 году Гончаров поступил в автомеханический техникум при ЗИЛе. Одновременно работал на заводе, а по завершении учебы в 1967 году был призван в армию. Как и большинство его сверстников, он шел с желанием служить, выполнить свой воинский долг. Службу проходил в Москве, в особом полку Управления правительственной связи, проявив себя человеком ответственным, собранным и целеустремленным. По окончании сержантских курсов его, как лучшего курсанта, оставили сержантом в учебном подразделении.
Вскоре после окончания службы Гончаров получил предложение прибыть на Лубянку, где ему предложили работать в органах государственной безопасности. В 1971 году, пройдя двухлетнюю специальную проверку, поступил в специальную школу №401 КГБ и по ее окончании в 1972 году был зачислен в одно из оперативных подразделений контрразведки Комитета.
С 1972-го по 1978 год Сергей Алексеевич находился на оперативной работе, а в 1978 году ему, тогда старшему лейтенанту, было предложено пройти тесты для зачисления в Группу «А» Седьмого управления КГБ, которой командовал Геннадий Николаевич Зайцев. Первая должность — старший разведчик. Первым его командиром был начальник отделения Дмитрий Леденёв.
Созданное в 1974 году, это сверхсекретное подразделение, подчинявшееся напрямую Председателю КГБ Ю. В. Андропову, имело целью предотвращение террористических актов на воздушном транспорте и обеспечение безопасности в столице к моменту проведения Олимпиады-80. Однако постепенно «группа Зайцева» превратилась в мощную структуру спецназа.
Быть зачисленными в подразделение могли только сотрудники КГБ. Критерии отбора — самые жесткие. Кроме отличного физического здоровья и достижений в различных спортивных дисциплинах особое внимание уделялось морально деловым качествам и психологической выносливости будущего бойца.

ОБМЕН В НЬЮ-ЙОРКЕ, САРАПУЛ И МИНВОДЫ
Гончаров прослужил в «Альфе» с 1978-го по 1993 год. Его первая операция — обмен двух советских разведчиков, Владимира Энгера и Рудольфа Черняева, на пятерых диссидентов, которых 27 апреля 1979 года доставили в Нью-Йорк рейсом «Аэрофлота».
К моменту, когда сотрудники «Альфы» приняли лишенцев под свою руку, почти все они находились в изоляторе КГБ «Лефортово». Впервые увидев своего подопечного, которого вывели охранники, Гончаров изумился: «Позвольте, и этого человека будут менять на наших разведчиков? Да кто он такой?! Маленького роста, в неопрятной телогрейке, в шапке с оторванным «ухом»… Оказалось, это был украинский диссидент Валентин Мороз».
В аэропорту Нью-Йорка с американской стороны в обеспечении операции принимало участие около трехсот сотрудников ФБР и ЦРУ. Они контролировали трапы. Несмотря на возникшие сложности, свою миссию сотрудники Группы «А» во главе с Г. Н. Зайцевым выполнили четко, профессионально и без каких-либо накладок. Обмен состоялся по плану.
В 1980 году Гончаров окончил Высшую Краснознаменную школу КГБ имени Ф. Э. Дзержинского, получив высшее военное и юридическое образование. Он участвовал во многих специальных операциях. Среди них — освобождение заложников в Сарапуле, под Ижевском в 1981 году.
18 декабря двое вооруженных дезертиров, Мельников и Колпакбаев, захватили в качестве заложников учительницу и двадцать пять учеников 10-го класса средней школы №12. Террористы, требовавшие выдать им заграничные визы и отправить самолетом в США, были обезврежены ранним утром следующего дня группой захвата, в которой находился Гончаров. Собственно задержание террористов заняло считанные секунды.
— Когда мы ночью въехали в Сарапул, — вспоминает Сергей Алексеевич, — город не спал. Люди толпами и в одиночку шли в сторону захваченной школы, возле которой собралась плотная толпа. Ее едва сдерживала милиция. Вместе с начальником группы Геннадием Николаевичем Зайцевым мы оказались в Оперативном штабе, на первом этаже. Помню, удивило количество генералов. Тут был заместитель главы МВД СССР, генералы из округа и Ижевска. Все старались принять участие. А вот опыта проведения подобных спецопераций… такого опыта просто не было. Ведь Сарапул — первый террористический акт подобного рода в нашей стране, когда был захвачен целый класс.
Руководство подготовило план операции, бойцов расписали по точкам. Мы взяли оружие, надели средства защиты — бронежилеты, каски… В касках мы пробыли четыре часа. Помню, когда снял ее, то показалось, что на плечах нет головы. В школе тихо. Когда идешь по коридору, титановые пластины в бронежилете постукивают, обувь предательски поскрипывает. Пришлось разуваться и передвигаться в носках.
В общем, глубокая ночь — все устали. И вдруг неожиданно открывается дверь. Мы подняли оружие. Оказывается, бандиты отпустили в туалет одного из парней. Его тут же привели в штаб. Расспросили, где сидят преступники. Как оказалось, они разместились за учительским столом, направив автоматы на заложников.
Гончаров вместе с бойцами из группы захвата ворвались в класс. Мельников стоял бледный, как мел, за дверью, а Колпакбаев, вскинув «Калашников», злобно усмехался. Хотел ли он выстрелить или просто для устрашения поднял оружие, — трудно сказать. Но в тут же секунду автомат у него выбили из рук, и через мгновение он уже лежал в наручниках, носом в пол.
1 декабря 1988 года бандой во главе с рецидивистом П. Якшиянцем были захвачены учительница Наталья Ефимова и тридцать два ученика 4-го «Г» класса школы №42. Террористы потребовали 2 миллиона долларов и самолет для вылета за рубеж. В противном случае они угрожали сжечь всех заложников, поставив под каждым сиденьем в автобусе банки с бензином. На случай штурма.
— Операцией в Минеральных Водах, куда прибыл автобус с заложниками и террористами, руководил Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев. И именно от его действий зависело многое. И когда банда Яшкиянца затянула весь автобус с детьми брезентом, мы знали, что там внутри у них есть канистра с бензином. Центр думал и принимал решение, что делать дальше. Но вся ответственность легла на Геннадия Николаевича. Я представляю его состояние. И, не дай Бог, пуля пробила бы автобус и попала в канистру.
Операция в Минводах детально освещена в книге Героя Советского Союза Г. Н. Зайцева «Альфа» — моя судьба».
«С учетом складывающейся обстановки из сотрудников Группы «А» были образованы две группы захвата, которые возглавили С. А. Гончаров и В. П. Гришин, — сообщает Геннадий Николаевич. — Бойцы «Альфы» приготовились к силовой фазе операции. Почти сутки просидели они в пожарном депо, ежеминутно ожидая команды на штурм. Только настоящие профессионалы могут контролировать свои эмоции, чтобы не «перегореть», с одной стороны, и быть готовыми моментально среагировать на изменение обстановки и выполнить поставленную задачу, — с другой».
Надо сказать, что террористы первоначально намеревались лететь в Ташкент, чтобы забрать из тюрьмы своих сообщников. По этой причине Оперативный штаб направил в столицу Узбекистана группу захвата во главе с Гончаровым.
После того, как в процессе сложнейших многочасовых переговоров всех заложников удалось вызволить, бандитам дали возможность, как они того требовали, вылететь в Израиль…
«3 декабря в 9 часов 35 минут, — продолжает генерал Зайцев, — меня вызвал заместитель Председателя КГБ СССР Г. Е. Агеев и дал указание возглавить группу для вылета в Израиль с целью доставки преступников в СССР. Я передал указание в Группу для подготовки одиннадцати человек для вылета за границу. По боевой тревоге были вызваны сотрудники, имевшие заграничные паспорта. Все они были экипированы ЖЗТ, пистолетами Макарова с шестнадцатью патронами в подмышечной кобуре, наручниками. Старшим был подполковник С. А. Гончаров».
Когда после сложных переговоров и неформальных консультаций вопрос о выдаче террористов был решен, их доставили в аэропорт. Там им устроили живой коридор — до самолета, где у трапа их принимали сотрудники Группы «А». Преступники вели себя нервозно, и поэтому команде Гончарова пришлось жестко контролировать их действия.

БОЕВАЯ СТАЖИРОВКА. АФГАНИСТАН
В начале 1980-х годов Председатель КГБ В. М. Чебриков, сам в прошлом фронтовик, принял решение обкатать весь личный состав «Альфы» в Афганистане. Командировки туда назывались «боевыми стажировками». Но до этого бойцы спецподразделения с февраля по июль 1981-го работали «за речкой» в составе команды «Гром-1» сводного отряда «Каскад-2». В числе пятнадцати человек, отобранных из разных отделений «Альфы», был и Сергей Гончаров.
— Сотрудники КГБ проводили оперативно-поисковые мероприятия, собирали информацию о бандах, действовавших в Кабуле и его окрестностях. Зачастую необходимые сведения можно было получить только от агента. Каждая такая встреча оперативного сотрудника прикрывалась двумя-тремя «альфовцами». Естественно, каждое такое мероприятие тщательно готовилось. В ходе поисковых мероприятий была обезврежена террористическая группа, действовавшая в афганской столице под видом водителей такси. Изъятие оружия из тайников «моджахедов», боевое прикрытие агитационных отрядов, состоявших из представителей органов власти и советских советников, охрана посла Табеева — таков профиль работы бойцов «Грома-1».
Второй раз Гончаров ступил на афганскую землю уже в середине 1980-х в качестве руководителя нештатной боевой группы, находившейся в Афганистане с 3 сентября по 25 октября 1984 года. В ее задачу входило контролирование зоны безопасности на глубину 70 километров от советской границы. Когда поступали оперативные данные о появлении очередной банды, бойцы спецназа в составе десантно-штурмовой группы вылетали на место и действовали по ситуации. В ходе одного из таких рейдов Гончаров получил ранение в плечо.
— В отношении Афганистана имелась установка: это южный форпост нашего государства, если не мы, то туда войдут американцы. Кстати, именно на тот период приходился пик Холодной войны между Западом и Советским Союзом. Поэтому принятые решения были, в принципе, необходимы и обоснованны. Теперь историки пусть разбираются в причинах и следствиях, мы же были солдатами своей страны. Что касается продолжительности нашего присутствия, то я не могу об этом судить. Это было тоже политическое решение. Как офицер, я выполнял свой долг и те приказы, которые давало мне руководство. Сегодня же считаю, что вопрос вообще нужно ставить в другой плоскости: не закрывать глаза на то, как живут ветераны и семьи погибших. Для них меньше всего важны многочисленные рассуждения на тему «кому нужна была эта война», — важно, чтобы государство от них сегодня не отказывалось.
Вместе со многим боевыми товарищами, прошедшими обкатку Афганистаном, где «Альфа», кстати, не потеряла ни одного человека, Гончаров входит в наиболее авторитетную и влиятельную «афганскую» организацию — Российский Союз ветеранов войны в Афганистане.


ЖИЗНЬ ПОСЛЕ «АЛЬФЫ»

В 1993 году полковник Гончаров вышел в отставку с должности заместителя командира Группы «А». Формальный повод — состояние здоровья, фактически же, как и для многих других офицеров Министерства безопасности РФ в те годы, основной причиной стали идейные соображения, а именно: нежелание служить тем политическим силам, которые пришли к власти в стране.
В октябре 1992 года создается Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» — первая организация подобного рода в стране. Сергей Алексеевич становится ее президентом, после чего выходит в отставку, выполняя решение собрания офицеров Группы «А».
— В те годы в России одним махом на улицу были выброшены сотни тысяч человек, которые с юности, а некоторые — как я, например, потомственно — учились одному: верой и правдой, с оружием в руках, служить государству и народу. «Альфа» оказалась тогда в центре внимания, и мы, понимая, что все равно ни к чему хорошему это не приведет, отказались идти на бессмысленное кровопролитие и штурмовать Белый Дом. Тогда о нас много писала пресса. Но мы понимали, что новые ельцинские власти будут опасаться такого мощного оружия, каким являлась наша Группа «А», а потому постараются ее демонтировать. Да и просто было противно смотреть на совершающийся развал. Многие ушли в отставку, в том числе и я.
Идея объединиться родилась, можно сказать, в узком кругу. Авторами идеи можно считать трех Владимиров: Березовца, Деревнина и Ширяева. Нам не хотелось терять связей между собой. Так 26 октября 1992 года более 150 человек, служивших в Группе «А» в разное время, собрались и проголосовали за создание нашего сообщества и дали ему название.
К созданию Ассоциации подтолкнуло и то, что многие офицеры, которые служили в «Альфе» и вышли на пенсию по возрасту, по ранению или по контузии, оказались не нужны государству. Если отбросить красивые слова, то именно так обстояло дело.
— Пенсию, которую ветеранам антитеррора платили в то время, иначе как смехотворной назвать было нельзя. Она составляла 15 % от зарплаты. При этом и на службе получали сущие гроши. Многим ветеранским семьям было просто невозможно выжить без поддержки со стороны. К тому времени многие офицеры покинули подразделение также по причине несогласия с тем, что творится в государстве, с тем, что нас перевели фактически в охранники Бориса Николаевича Ельцина — в Главное управление охраны РФ. А мы никогда охранниками не были! Но самым главным поводом к уходу из «Альфы» большой группы офицеров стало то, что произошло в январе 1991 года в Вильнюсе, — еще раз напоминает Сергей Алексеевич.
Решение о создании закрытого корпоративного сообщества оказалось верным. После «Альфы» возникли уже аналогичные структуры «Вымпела», «Витязя», спецназа ГРУ и МВД, ветеранов внешней разведки.
В 2019 году Сергей Гончаров покинул пост руководителя Содружества Группы «Альфа» КГБ-ФСБ. Свой огромный опыт и авторитет Сергей Алексеевич реализует в качестве Почетного президента Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Входит в Общественный совет газеты «Спецназ России».
…Гончаров — страстный рыболов. Охоту он отвергает по принципиальным соображениям. Говорит, что на службе, выполняя специальные задания и находясь в горячих точках, достаточно держал в руках оружие. Впрочем, вся его деятельность после 1992 года — это продолжение службы в Группе «А», но уже в другом качестве, в другом формате. Но при сохранении изначального содержания, заложенного ветеранами первых наборов Группы «А».

 

НОВОСТИ / СОБЫТИЯ

  • 25.09.2022

    «Москва за вами!»

    Читать
  • 23.09.2022

    Кавалер четырёх орденов Мужества Сергей Милицкий

    Читать
  • 23.09.2022

    Поздравление

    Читать
  • 22.09.2022

    Урок Мужества на авиабазе «Белая»

    Читать
  • 22.09.2022

    Навечно в памяти

    Читать